A Travellerspoint blog

TO THE EAST. Part 4 - Armenia, Yerevan

Travel diary of hitchhike trip to Iran

Ереван, привет!
Приезжаю вечером 9 мая - над городом салюты, двойной праздник: день Победы и день успешного штурма карабахского города Шуши в мае 1992 года.

large_DSC05618.JPG

В Ереване встречает Мане, я буду ее соседом на ближайшие несколько дней. Она рада моей компании, готовит ужин и завтрак, я угощаю ее своими дорожными историями и сушеной хурмой с грузинской границы.

large_DSC06526.jpg

Наконец-то на моем пути становится жарко. Можно пройтись в футболке. Город небольшой, 1 миллион жителей, как в Одессе. Водители здесь значительно более воспитанные, чем в Тбилиси. Частенько попадаются бедняки-попрошайки. Всюду фонтанчики-пульпуляки с питьевой водой.

large_DSC05742.JPG

Центр имеет круговую кайму из проспектов с оперным театром посередине. Главный пункт-акцент – Каскады, советский долгострой, превращенный местным богачом Кафенджаном в масштабное арт-пространство.

large_DSC05653.JPG

Здесь можно ознакомиться с современной скульптурой.

large_DSC05695.JPG
large_DSC05718.JPG

Но я больше смотрю на местных девушек – они сплошь миловидны, а зачастую откровенно привлекательны, и иногда даже неприлично красивы. Пышноволосые, темноглазые, смуглые, но я стараюсь не вертеть головой.

large_DSC05728.JPG
large_DSC05659.JPG
large_DSC06509.JPG

На прилавках в Ереване помимо непонятных мне апрельских персиков и абрикосов есть еще совсем неизвестные салатные травы: мандак, тархун, портулак, спаржа, шушан.

large_DSC06555.jpg

Всюду попадаются бесхозные коврики-сидушки.

large_DSC06289.JPG

Необычный крючковатый алфавит.

large_DSC06062.JPG

Вечерняя прогулка. Идем на кофе в «Далан» - арт-кафе на улице Абовяна, название заведения переводится как «арка» или «вход во двор». Всюду встречаются изображения синего цветочка – это незабудка-анморук, поясняет Мане, символ памяти об армянском геноциде.

large_DSC05789.JPG

Рассказывает, что еще 15 лет назад все ходили в строгих черных одеждах, но приехавшие в город иранские армяне сменили моду и привнесли новую стилистику в одежде. На ужин берем лахмаджо – армянскую пиццу, и женгяловхац – карабахскую травяную лепешку, запиваем кефиром-таном.

large_DSC05833.JPGlarge_DSC05841.JPG

Центральные кварталы никогда не покажут устройства обыкновенной жизни города. Поэтому пора на периферию, на прогулку по старинным бедняцким районам Казер и Конд.

large_DSC06181.JPG

Мне нравится здесь, здесь видно, что дома строятся не навсегда – трещины, развалины, пустыри.

large_DSC06299.JPG
large_DSC06285.JPG
large_DSC06230.JPG

Проулками подошел к церкви Оганес (ориентировался на крест над заборами), присел на завалинке с Овиком Абрамяном, полным тезкой армянского премьер-министра (даже паспорт показал, такое совпадение вызывает у него неподдельную гордость за самого себя). Овик уже с утра помят и прокурен, всё думает, чем же меня угостить. Отвечаю, что не надо, я только позавтракал. Спрашиваю, 12-ое ли число сегодня, – он отвечает «наверно» и смеется.

large_DSC06269.JPG

Зашел в храм, тут щебечут ласточки и красными звездами горят лампадки. Неф по диагонали рассечен солнечным лучом, прорвавшимся в полумрак из окон под куполом. В сизом сиянии пылинки медленно-медленно падают вниз, для них эм-же сопоставимо с сопротивлением среды и воздух поддерживает их в невесомости. Ласточки пролетают церковь насквозь и так близко к прихожанам, что те невольно отмахиваются и слышат шелест птичьих крыльев. Пыль шевелится в вязкой каше воздуха, свечки мерцают в углу под иконой.

large_DSC06292.JPG

Какая находка – виноградник и огородные грядки во дворе на месте рухнувшей персидской мечети. От мечети остались характерные формы оконных рам (проемы окон давно замурованы). Начинается дождь, капли горят на солнце, над городом радужный мост.

large_DSC06141.JPG
large_DSC06154.JPG

Получаем приглашение, заходим в гости, переждать ливень. Роберт просто заметил нас и позвал к себе в дом, включает для нас телевизор, варит кофе, говорит – над городом радуга, это значит, будет счастье. Мы не спешим и слушаем – под Робертовым домом старинные фундаменты, «тут раньше бани были внизу, персики (иранские археологи, догадываемся мы) приходили как-то, я им показывал».

large_DSC06168.JPG

«Сын у меня, 32 года, не женится никак – всё решает кого взять, украинку, молдаванку, армянку. Говорю ему – хоть японку бери. Мне всё равно, для меня все люди одинаковы. Жизнь один раз даётся», «мои дед и бабка тут спасались, когда в Турции геноцид был. У бабки мужа тогдашнего и детей убили, у деда всю семью и детей его. Сюда сбежали, тут и познакомились, и новую жизнь начали, отца моего родили». Грустные истории армянского народа, 1915-2016.

large_DSC06198.JPG

На прогулке говорил Мане о том, что люблю места, поддавшиеся влиянию времени, смирившиеся с собственным распадом. Как эти домики, переулки. «Мне жалко ,что всё приходит в ветхость, и я по сравнению с этим не редкость. Мне жалко, что я неизвесность, мне обидо, что я не огонь» - цитирую Введенского.

large_DSC06150.JPG
large_DSC06281-1.JPG

Время не умеет выразить себя по-иному – только в виде разупорядочивания, дезинтеграции, выветривания, исчезновения частей мира. Мы стараемся не замечать проходящее мимо нас, текущее сквозь и внутри нас, пытаемся сопротивляться его действию. Но оно, между прочим, всё течет, меняя нас в одну и ту же сторону.

large_DSC06217.JPG

Мане внимательно слушает и, кажется, она понимает, о чём я. Ей начинает нравиться здесь, в бедном районе, казавшемся ей недостойным нашего визита. Мы сидим на лавочке, над нами щебечут стрижи, небо меняет окраску.

large_DSC06186.JPG
large_DSC06245.JPG

Перечитывал утром дневниковые записи от 1 мая, я ехал в Стамбул. 12 дней назад. Чувство времени, куда оно подевалось? Никак не пойму, давно или недавно это было. Отдельное время, вырванное из контекста пересчета часов и недель. Вокруг так много смены пространства, что времени неясно, как себя вести внутри моего мира ощущений, непонятно, как маркировать события, создавая чувство пережитого. Космос и хронос перемешались.

large_DSC06093.JPG

В музее Параджанова (это его ереванский дом, он жил здесь) экскурсовод отвечала на вопрос посетителя – кино снимать не давали, нигде не работал, на что же он жил? Оказалось, он был сыном антиквара, семья была знатная и небедная. Сам Параджанов мог кого-то проконсультировать по части раритетов, а тог что-нибудь перепродать. Сам Паражданов говаривал – «Папа Римский высылает мне ежемесячно из Ватикана бриллианты и я их продаю». Прекрасные экспонаты музея – коллажи из расчесок и разбитых тарелок, фотографии-аппликации.

large_DSC06071.JPG

Дворик дома маэстро сразу стал моим любимым местом в этом городе. Под раскидистым абрикосом, будто под зеленым шатром, с синим сигаретным дымком изо рта, на лавочке, беседуя с музейным сторожем – он разрешил здесь посидеть уже после закрытия музея, в вечерний час, в компании с оставшимся здесь добрым духом бородатого и гениального жильца.

large_DSC06086.JPG

Вулканический туф – магматическая горная порода, уплотнившийся пепел извержения древних вулканов. Главный декоративно-отделочный материал армянских городов.

large_DSC05730.JPG

Древний народ хурритов ставил в этих местах менгиры-вишапы, обозначавшие границы обжитых человеком земель. Правители эпохи Урарту устанавливали плиты с письменной гравировкой, повествующей миру о завоеваниях и законах.

large_DSC06054.JPG

Армянские цари наследовали необходимость в мемориальных колоннах. В 4 веке христианство объявлено государственной религией Армянского царства и резные стелы превратились в каменные кресты-хачкары. На всём протяжении веков главным скульптурным материалом оставался туф, мягкий и податливый для топора, резца и зубила. Резьба по камню, эта традиционная художественная деятельность, исторически закреплена на этой земле и ныне проявляется в местной тяге к скульптурной пластике в городском пейзаже.

large_DSC06233.JPG

И в мастерской каменотёсов работа кипит до самого вечера.

large_pic30.jpg
large_a6848c00-31ef-11e9-8ebd-b7efc38ad955.jpg
large_pic33.jpg
large_pic35.jpg
large_pic39.jpg

Сегодня отправляюсь в Гарни (запомнил по созвучию с украинским словом «гарно»), храмовый комплекс 7 века нашей эры. Дорога по горам через перевал на старом ПАЗике, деревенский маршрут, билет 250 драм. Проезжаем поселки с такими странными названиями - Вохчеберд, Гегадир. Видно, как здесь ползут почвы, утаскивая за собой вниз по склону дома, участки дороги и укрепительные сооружения. А еще видны местные лица, впалые щеки, натруженные руки пассажиров.

large_DSC06025.JPG
large_DSC05868.JPG

Храм Митры, то есть бога-солнца, римские архитектурные мотивы, шесть колон фасада, ионический ордер, архитрав, треугольный фронтон, карниз. Вверх ко входу ведут девять высоких ступеней (ступени неудобные, туристки-старушки неуклюже поднимаются, садятся отдохнуть).

large_DSC06009.JPG

Внутри господин солнце, диагональю пересекает пустое до звона пространство храма. Свет пылью оседает на камни. Солнечный прямоугольник ползет по полу, потом изламывается, взбираясь на стену.

large_DSC05925.JPG
large_DSC05926.JPG
large_DSC06002.jpg

Какой-то волосатый иранец забежал в храм, сходу сфотографировал, потом так же бегом к панораме над обрывом, снова кадр, и сразу развернулся и ушел довольный. А мне бедолаге приходится рассматривать свинцовые прослойки между идеально обтесанными камнями, фиксировать перемену оттенков на стенах, ходить вокруг полтора часа, а после сидеть и записывать вот это всё. Из густого облака выглядывает солнце, вокруг лавочки порхает бабочка-подалирий, хвастает тем, что умеет летать, куда хочет.

large_DSC05982.jpg
large_DSC05978.JPG
large_DSC05971.JPG

● ● ●
День уступает место вечеру, в разогретом воздухе стрижи и тополиный пух, пахнет свежескошенной травой, парни курят на лавке, смотрят вслед девушкам в ярких блузках, девушки, в свою очередь, пренебрежительно проходят мимо, с северо-запада, со стороны Арагаца, неизбежно надвигается перемена погоды – будет гроза.
Я съел мороженное и булку с орехами, запил все это банановым соком, закурил, ничего делать не хочется. Чувствую некоторую неуместность, чуть ли не извиняюсь перед Ереваном, что приехал сюда без конкретных целей, лишь повинуясь давно забытому инстинкту кочевых племен, следуя детским наивным желаниям узнать что там, еще дальше, за забором двора, за дорогой, за городом, за границей, за горами, за горизонтом. Зачастую оказывается, что там так же, как и здесь. Выясняется, что самое интересное не в том, что где-то что-то, а в том, что ты не там, где привычно-обычно.

large_13178711_727574387384769_4441021057086079803_n.jpg

Путешествие заставляет быть молодым. Я чувствую этот необратимый процесс – накопление пережитого, делающее тебя черствее, безразличнее, будто бы «опытнее и взрослее», но на самом деле попросту отнимая по чуть-чуть тот огромный запас жизненных сил молодости, казавшийся бесконечным в 22. Скоро станет ясно, что ты можешь не всё. Никто не становится моложе, неукоснительно стареем, отчаянно сопротивляясь. Но путешествие заставляет быть молодым...

Posted by Eugene.B 06:25 Archived in Armenia

Email this entryFacebookStumbleUpon

Table of contents

Be the first to comment on this entry.

Comment with:

Comments left using a name and email address are moderated by the blog owner before showing.

Required
Not published. Required
Leave this field empty

Characters remaining:

Enter your Travellerspoint login details below

( What's this? )

If you aren't a member of Travellerspoint yet, you can join for free.

Join Travellerspoint